Почему вегетарианцы снова начинают есть мясо? История, которую сложно забыть


Источник: Returning to meat. The ex-vegetarian story I could not put in my book.  

Автор: Hal Herzog Ph.D.

Перевод: Катя Дубовик для NEVABEEN


История Джима

Когда я говорил, что пишу книгу о взаимоотношениях между людьми и животными, то в ответ часто слышал что-то типа Тебе обязательно стоит поговорить с моей тетей Салли, она просто без ума от своей кошки. Вскоре у меня накопилось историй больше, чем я мог бы использовать в своей книге. И в тот момент, когда мой племянник Джим Мюррей узнал о том,что я пишу в том числе и о причинах того, почему вегетарианцы снова начинают есть мясо, он начал докучать мне просьбами взять интервью и у него тоже. Мне не очень хотелось разговаривать на эту тему еще и с ним, поэтому я постоянно откладывал разговор, ведь к тому моменту у меня скопилось уже не менее дюжины подходящих для книги историй. Но в конце концов я уступил его уговорам, о чем ни разу не пожалел.

Я поговорил с Джимом во время ежегодной семейной встречи, которая проходила в моем доме каждое лето. Мы сидели в моем рабочем кабинете в подвале дома, в то самое время, пока вся семья готовилась к большому праздничному ужину, а мой шурин очень виртуозно изображал Дмейми Оливера на заднем дворе.

Джим был вегетарианцем 11 лет, до того момента, пока в 1996 году не начал работать в пожарной части города Нью-Йорка. Он выбрал эту тяжелую и малопривлекательную для обычных парней работу, потому что график сутки через двое позволял ему больше времени уделять своей настоящей страсти — рисованию.

Проблемы у Джима появились сразу, как только он закончил пожарную академию и его направили работать в часть, где его коллегами стали простые парни из Квинса и Бруклина. Когда они узнали, что Джим живет в Ист-Виллидж, то они начали подозревать его в том, что он гей. Когда же они узнали, что он к тому же еще художник, сомнений в этом не осталось. Последним аргументом, подтверждающим гомосексуальность новенького было то, что он не ел мяса. Джима все эти домыслы коллег волновали мало, слухи были далеки от правды.

Гораздо больше его бесило в этой ситуации то, что новые сослуживцы связывали с еще одним парнем-пожарным, служившим в их части и также как и Джим, бывшим вегетарианцем. А вот это сравнение было совершенно не неверным.

Вегетарианец значит трус?

Нью-Йоркские пожарные известны своей страстью к хорошей еде. Всем известно, что эти бравые парни любят и умеют готовить. Но для того, чтобы быть хорошим пожарным, недостаточно уметь вкусно приготовить барбекю или бургер, гораздо важнее иметь мужество столкнуться лицом к лицу с настоящей опасностью, которая является неотъемлемой и ежедневной частью их работы.

Один парень, который работал с Джимом в пожарной части, слыл трусом и все об этом знали. Он всеми возможными способами избегал заходить первым в горящее здание, прятался за спинами своих коллег, а в самые опасные моменты, наплевав на возможность спасти пострадавших или помочь своим напарникам, первых покидал стремящееся разрушиться здание.

Вся чвсть ненавидела его. И он был тем вторым вегетарианцем.

В какой-то момент я осознал, что ребята сравнивают меня с тем другим парнем вегетарианцем, который у нас работал и был трусом. Они не делали между нами никакого различия. К тому же я был художником, живущим в Ист-Виллидж, я был не похож на «обычного» пожарного, я слишком сильно отличался от них. Я с самого начала участвовал в весьма трудной битве, чтобы завоевать их уважение. Но я этого действительно хотел, это было важно. — признался Джим.

Коллеги постоянно донимали его издевками по поводу его образа питания Ты не ешь мясо, значит ты тоже трус? И в какой-то момент Джим начал сдаваться под этим натиском.

Я не хотел, чтобы они думали, будто я трус лишь от того, что не ем мясо. Понемногу я снова начал его есть. Честно говоря, прошел год, прежде, чем вкус мяса стал мне снова нравится.

Но в его жизни появлялись и другие проблемы. Однажды случился пожар в Гарлеме, Джим был на передовой, именно он был тем пожарным, который первым входит в горящее здание и протягивает рукав. В огне горящего дома Джим увидел жаркое, так пожарные называют полностью сгоревший труп. Обугленный человек сидел прямо, тихо и даже как-то спокойно, казалось, что он даже не пытался спастись в этом пожаре. Жуткое зрелище. Несколько дней после этого Джим даже не мог смотреть на мясо.

9/11

А что ты можешь рассказать о трагедии 11 сентября? — нерешительно спросил я.

Я знал, что Джим был в команде пожарных, которые несколько недель разбирали завалы разрушенных 11 сентября в Нью-Йорке Башен Близнецов в поисках человеческих останков.

Там было жарко как в аду и мы собирали по частям человеческие тела. После этого я какое-то времяснова перестал есть мясо… Знаешь, мы много дней искали человеческие останки, а все то, что осталось… это… лишь разорванные куски человеческой плоти!!! Мы днем за днем, неделей за неделей, разбирали завалы, чтобы найти под ними лишь розовые куски человеческой плоти…

Розовые куски человеческой плоти… Я потерял дар речи.

Именно в этот момент с заднего двора раздался голос моей жены. Хел, Джим! Все готово, поднимайтесь к нам! Я выключил свой диктофон и мы поднялись наверх.

Горы аппетитных поджаренных ребрышек возвышались в центре стола, все наши родственники собрались вместе, готовые начать этот большой семейный ужин. В какой-то момент я заметил, что за весь вечер Джим так ни разу и не притронулся к ребрышкам. В конце вечера я подошел к Джиму и тихо спросил его об этом. Надо же, ты заметил. Знаешь, мы говорили про Башни и сегодня я просто не могу смотреть на мясо.

Опыт Джима является лишь одним из аспектов того эмоционального багажа, с которым каждый из нас вынужден жить.

Но до того момента, как я услышал историю Джима, я никогда не задумывался о том, что также как и коровы, свиньи или куры, которых мы едим, люди тоже сделаны из мяса.

Я решил, что использую историю Джима в своей книге, в той главе, которая посвящена употреблению животных в пищу. На следующий день я рано проснулся и быстро набросал черновик нашей вчерашней беседы, чтобы Джим проверил его на точность. Я решил включить его историю в ту главу, где затрагиваю причины того, почему люди после долгих лет растительной диеты снова возвращаются к употреблению мяса. Он был очень хорошим примером вегетарианца, который отказался от своих взглядов, из-за сильного социального давления. Но я не стал ничего писать о той части его истории, которая связана с трагедией 11 сентября, о долгих поисках человеческих останков, об этих розовых кусках человеческого мяса. Это было слишком.

Я передал Джиму черновик, а сам в это время наблюдал, как он его читает. Очень быстро я понял, что он явно не удовлетворен тем, что там написано. Он сказал, что та часть, где я говорю о причинах того, почему он снова начал есть мясо, точно и хорошо написана. Но проблема в том, что я упустил самую главную часть нашего с ним разговора, о том, как влияет на человека дни и недели, проведенные за поисками следов человеческих останков, розовых кусков человеческой плоти… О том, как именно этот опыт повлиял на него и его взаимоотношения с употреблением в пищу мяса.

Есть истории, которые люди не хотят слышать

Но потом Джим посмотрел на меня и сказал Ладно, не беспокойся. Так поступают все, в том числе СМИ, которые пишут о трагедии 11 сентября. Никто не пишет о том, что там происходило на самом деле. В действительности люди не хотят знать правду.

Я чувствовал себя паршиво, вернулся за стол и переписал интервью с Джимом. В этот раз я изложил его историю полностью, включив в нее часть про розовые куски человеческих тел. Я отослал черновик полного варианта этой истории своей подруге в Нью-Йорк, предупредив ее, что часть рассказа может ее шокировать. Я хотел узнать ее мнение о том, стоит ли включать историю Джима в свою книгу полностью.

Она ответила именно то, что я и предполагал с самого начала. Эта история слишком сильная, написала она, она перекрывает все написанное до нее, из-за нее теряется весь смысл главы или даже всей твоей книги. В итоге я согласился с ней.

В моей книге эта история представлена лишь в той части, которая освещает аспект социального давления, которому зачастую подвергаются вегетарианцы. Как и большинство СМИ, когда речь заходит о трагедии 11 сентября, я скрыл шокирующую правду.

Я послал Джиму письмо, в котором объяснил, почему не использую в своей книге его рассказ полностью. Но пообещал, что однажды расскажу всю историю.

И вот теперь я так и сделал.

Постскриптум

Джим Мюррей был одним из многих пожарных, работавших над разбором обломков Башен Близнецов, у которых вследствие этого возникли хронические проблемы со здоровьем и которые были вынуждены досрочно выйти на пенсию.

Сегодня он живет на Манхеттене и является успешным художником.

Он по-прежнему ест мясо… Иногда.


Посмотреть на работы Джима можно на его официальном сайте.



Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *